Белье и колготки

Aeaaiay  
 
Главная Напишите нам
 



Интервью / Интервью с креативным директором компании Сharmante Ларисой Кузнецовой

Лариса КузнецоваБ&K: Лариса, здравствуйте! Я вижу на вашем рабочем столе множество фотографий. Это для каталога?

Л.К.: Да. Сейчас готовим осеннюю коллекцию. У нас как всегда очень много моделей – более двухсот. В съемках наших фантазийных колготок мы используем великолепные корсеты Revanche de la Femme. Такое сочетание прекрасно смотрится на девушках.

Б&K: Что является главным в ассортименте вашей компании? Колготки?

Л.К.: Нет. У нас несколько равнозначных направлений. Постепенно мы превращаемся в холдинг. Дело в том, что наша цель – создание своих монобрендовых магазинов. А для того, чтобы такой магазин мог эффективно работать, необходимо сформировать полную линейку товаров определенной направленности. Мы хотим представить ассортимент для всей семьи. Правда, мужчинам уделяем не так много внимания – мужская мода меньше подвержена изменениям, более консервативна, а так как мы очень креативная компания, то у нас больше возможностей для самореализации в сегменте белья для женщин и детей. Между тем мы предлагаем и некоторые товары высокого качества для мужчин, поэтому говорим о монобрендовом магазине для всей семьи.

Б&K: Эти магазины будут именно ваши, в аренде или собственности?

Л.К.: Не только. У нас разработана франчазинговая программа для наиболее сильных партнеров. Собственные магазины будем открывать в тех регионах, где наша марка представлена не так, как того заслуживает. Вот мы и создаем там магазины, чтобы продвигать собственный бренд.

Б&K: А как вообще возникла идея фирменных магазинов? Это расчет или дань моде?

Л.К.: Во-первых, мы столкнулись с тем, что клиенты на местах не чувствуют марку, как мы. В нашей стране ведь нет института байерства, и в отличие от Запада данное понятие еще чуждо российскому рынку. Наши байеры – это люди, которые когда-то стали ими случайно.

Б&K:  Они себя и не называют байерами.

Л.К.: Да, и работают байерами в силу сложившихся жизненных обстоятельств. Профессионалов среди них очень мало. Это люди уже немолодые, окончившие в свое время институт советской торговли. И так как современный российский байер изначально не профессионален, то пытается выбрать ассортимент по своему вкусовому пристрастию и заполнить им полки магазинов. Насколько правильно чувствуется настроение рынка, зависит от внутреннего состояния конкретного человека. Обычно он не читает модных журналов, не посещает значимые выставки, а работает исключительно в том направлении, которое выбрал из предложенных поставщиком вариантов.
Мы не всегда уверены, что байеры точно ловят тенденции, в то время как сами, напротив, все внимание уделяем модным трендам. Мы видим, что наши контрагенты  в других регионах иногда неправильно понимают задачу. Они не двигаются вместе с рынком, не говоря уже о том, чтобы предвосхищать его будущее. Они статичны, консервативны. Что в прошлом сезоне продавалось – то и в текущем станут заказывать, полагая, что этот ассортимент будет продаваться и в следующем году, и еще через год. Хотя есть, конечно, стопроцентные хиты, которые востребованы всегда. Между тем с подобным положением дел мы не согласны, поэтому двигаемся вперед и предлагаем новые формы, виды, типы изделий.  А чтобы понять, как эти новинки воспринимаются и что хочет покупатель на местах, возникло желание открыть собственные магазины.
Мы будем предлагать полный ряд наших товаров во всей размерной шкале и тщательно анализировать, что же все-таки клиент предпочитает. Готов ли он рисковать? Насколько он вообще хотел бы красиво и модно одеваться? Опять-таки повторюсь: мы работаем в нескольких направлениях. Для того чтобы наполнить монобрендовые магазины, нужны колготки; все, что под колготками, и все, что под платьем. Так, мы предлагаем серию комфортного белья для дома. Наши изделия исключительно удобны и должны носиться ежедневно. Это именно нательное белье, а не нарядные вещи, не фэшн. В отличие от сегмента колготок, где наша деятельность направлена в сторону остромодных тенденций. Допустим, женщина может надеть простой наряд, но при этом кружевные колготки – и преобразиться. Что же касается белья, то на первый план мы ставим комфорт, но вместе с тем хотим, чтобы наши покупатели и дома выглядели стильно. Сейчас, предлагая определенные бельевые группы и позиции, мы способствуем тому, чтобы женщина в кругу семьи являлась не в простеньком халате, а в элегантном и эффектном домашнем костюме.

Б&K: И мужчина подтянется, видя такую красоту.

Л.К.: Естественно. Кроме костюмов мы предлагаем женщине хлопчатобумажное белье, чтобы она, придя домой и сняв кружевное белье, не переодевалась  в обычные невыразительные вещи. Женщина должна и дома для своих близких быть модной, служить  эталоном красоты и вкуса для супруга и детей. Мы предоставляем ей такую возможность. Женщин, в силу каких-либо причин вынужденных постоянно находиться дома, который является, по сути, их рабочим местом, – очень много. Создавая модели для них, мы всегда преследуем благородную цель эстетического совершенствования.

Б&K: Лариса, опять все для женщин. Вернемся к мужчинам.

Л.К.: Линейку товаров для всей семьи как раз и завершает носочная группа для мужчин. Надо отметить, что мы предлагаем им просто замечательные носки. Мысль заняться этим ассортиментом пришла  потому, что хорошие носки по нормальной стоимости приобрести сложно. Их можно купить, но очень дорого – за 350–400 рублей. Это расточительство. А если покупаешь чуть дешевле – уже сталкиваешься с очень плохим качеством. Мы разработали специальные носки, проанализировав все достойные предложения на рынке, переняв опыт ведущих мировых производителей.
Мы тщательно выбирали фабрику с большим опытом производства, подбирали лучшие нити, разработали интересную упаковку и создали свою собственную мужскую линию носков различной плотности – от супертонких до теплых.

Б&K: А колготки мужские не будете выпускать?

Л.К.: Нет, я считаю это бесперспективным в России. То же что в мусульманской стране предложить купальники-бикини. Если Европа очень рафинированна, то у нас найдется немного желающих носить мужские колготки. Это неэтично и непрактично. Теплое белье – да!   В России у нас кто?  Мужчины, мужики. А мужик в колготках – это уже нонсенс.

Б&K:  А кальсоны?

Л.К.: В подростковом и детском сегментах у нас это обязательный ассортимент. Мы разработали группу остромодных кальсонов. Например, очень популярна мотоциклетная тема – с контрастными швами, лампасами, красивыми мощными резинками, выглядывающими из-под джинсов, что очень красиво, необычно и модно. Все думают, что там трусы, а это обычные кальсоны.

Б&K:  Название «кальсоны» какое-то не очень удачное.

Л.К.: Вообще, нет другого понятия, адекватного этому. Однако мы называем данную продукцию термобельем. Пришлось столкнуться и с тем, что не существует такого официального понятия, как футболка. В государственных стандартах она называется фуфайка, что, согласитесь, тоже не очень красиво. Но для сертификации это название обязательно – мы так и пишем, а для торговли предназначены другие, более современные наименования.

Б&K:  У производителей в последнее время налицо тенденция к созданию своих сетей магазинов. Многие идут по этому пути. У вас есть какие-то планы по числу магазинов в своей сети?

Л.К.: Сложный вопрос. Хотелось бы до конца года открыть 20 магазинов, затем посмотреть, проанализировать, как мы с ними управляемся. Мы просчитывали окупаемость, эффективность, точку безубыточности. Открывать  один-два магазина вообще смысла нет, 5–7 – это минимум, 20 – уже уровень, когда можно делать какие-либо выводы, иметь определенную статистику. Я думаю, у нас будет не более 50 магазинов, чтобы присутствовать во всех основных региональных центрах. Но магазины имеют такое свойство, как остатки, которые должны продаваться через систему дисконтных центров. Это больная тема, потому что скидка, суперскидка, скидка на скидку – отрицательная вещь. Хорошо, что колготки практически не имеют остатков, так как рисунки, фактура практически вне моды, модны лишь цвета, но тут тоже можно лавировать. Жизнь пока очень яркая, без кризисов и потрясений, поэтому люди предпочитают насыщенные и разнообразные цвета. А модно это или не модно –  здесь у каждого региона своя специфика.

Б&K: У нас сколько регионов, столько как бы и стран со своими  национально-культурными, экономическими и климатическими особенностями.  Вернемся опять  к магазинам. Мне кажется, что многие компании подходят к созданию сетей по-коммунистически. То есть ставят цель ради цели – сеть из 100200500 монобрендовых магазинов. Однако это очень сложно, если компания не является явным законодателем моды. Тогда она могла бы открыть магазин в каждом городке, еще и очереди бы стояли. Но об этом ведь речь не идет. У вас же более простая задача, так как вы ассоциируетесь с компанией, которая как раз и создает моду.

Л.К.: Как я уже говорила, мы создаем магазины с целью исследования вкуса и предпочтений покупателей. Хотим знать из первых рук, что предпочитает носить народ. Мы занимаем очень редкую нишу, предлагая высококачественный товар по средним ценам. Мотивируем это очень просто: наша марка как слоган, как бренд ничего не стоит для нашего покупателя! Хотя, конечно, это не так. Наш бренд существует и котируется очень высоко. Нам неоднократно предлагали продать его. Но мы не продаемся, и это прекрасно известно на рынке.
Клиенту мы говорим о том, что предлагаем ему ультракачественный товар за 1500  рублей, который у Армани, например, стоит 4000 рублей. Купальники, продающиеся известнейшими компаниями по 10–15 тысяч, у нас можно приобрести за 2–3 тысячи, что позволяет зарабатывать и развивать бизнес нашим партнерам. То же самое с бельем. В отличие от многих компаний мы никогда не скрывали, что шьем его в Китае. Однако мы – русские, создающие бельевые программы здесь! Наша марка зарегистрирована в Италии и является правильным базовым носителем. Мы пользуемся услугами итальянских дизайнеров, но русского происхождения, и каждый раз я это подчеркиваю. Нет ничего лучшего для нашего рынка, чем русский дизайнер. Только он может понять до конца русскую душу, то, чего бы ей хотелось. Итальянцы  большие молодцы, но когда русские живут какое-то время в Италии, то смотрят на окружающий мир и моду совершенно другими глазами. Там и краски ярче, и природа удивительно благоприятна для творчества. Италия вообще располагает к тому, чтобы жить в ней по-другому, снять всю старую одежду  и надеть, к примеру, к голубой рубашке розовый галстук и зеленые брюки, причем все будет гармонично. По возвращении в Россию хочется поскорее все это снять, ведь в российском антураже так выглядеть просто нелепо. Не потому, что Россия серая, а потому, что она другая. Соответственно, у нас иной взгляд на моду. И русские дизайнеры в Италии делают прекрасную одежду. Так что основной дизайнерский костяк работает в России, а отшивается белье в Китае.

Б&K:  Не чувствуете, что там стало сложнее работать?

Л.К.: Это ощущается, тем более что мы сотрудничаем с хорошими фабриками, а это недешево.  Нам незачем обманывать наших партнеров. Да, трудности есть. Цены растут, и не всегда это правильно воспринимается контрагентами. Я считаю, что это общемировая тенденция. Смотрите,  как дорожают энергоносители. Часто клиент не задумывается, что хлопок  не так дешев, как нас приучали в советское время при деформированных ценах. Чтобы получить качественный и безвредный материал, требуются огромные усилия. Сначала нужно удалить вредителей, а потом и химикаты, удалившие их. А сколько технологических этапов! И это все энергоносители на всех стадиях. Мы не сами повышаем цены.

Б&K:  Рассматриваете другие варианты? Неосмотрительно ориентироваться лишь на один источник производства.

Л.К.: Мы очень много производим и в Италии. Купальники и колготки – исключительно там. Но это действительно дорого. Уровень оплаты, страховые взносы, лицензии, налоги, да и все стоит огромных денег. Не скрою – нам все труднее предлагать клиентам высококачественный товар по низким ценам. Тем не менее, повышаются они адекватно. Альтернативу в виде российского производства, честно скажу, даже не рассматриваем. Опыт уже есть, и сами понимаете, какой. Может, кто и заработал деньги на Западе и имеет возможность сейчас их тратить. Это их выбор. Но я скептически к этому отношусь.

Б&K:  А Белоруссия?

Л.К.: Нет. Самое главное – это кадры. Можно построить помещение, закупить супероборудование и даже пригласить специалистов для запуска и первичный персонал. Но где взять швей и других специалистов? У нас их не готовят. У меня перед глазами пример одной крупной фабрики на Северо-Западе, которая даже получила государственную поддержку для организации обучения швей. И что на выходе? Два выпуска. Вначале, в 2004 году, – сто молоденьких девушек за швейными машинками с зарплатой 8000 рублей, обедами за символическую цену, что для периферии немало, а через год остались лишь две… Ну не привыкли у нас работать, если можно на панели или продавцом в киоске получить за несколько дней месячный заработок.

Б&K:  А от опта вы будете отказываться? Не вступите ли со своими магазинами в противоречие с ним?

Л.К.: Нет, ни в коем случае. Это наш приоритет, основное направление. Оптовые клиенты – самые любимые. Открытие фирменного магазина в сильном регионе – это совместная акция. В слабом, как Ростов-на-Дону, где у нас не было мощного партнера, готовится к открытию сразу два магазина. Так как мы должны быть там достойно представлены.

Б&K: А если кто-то, увидев, какой классный магазин вы создали, захочет купить право на него?

Л.К.: Не знаю, как будем реагировать. Это все индивидуально. Мы же очень гибкая компания, частная. Совета директоров не существует.

Б&K: У вас семейная фирма? Существует мнение, что такая форма ведения бизнеса хоть и эффективна, но в ограниченных рамках.

Л.К.: У нас исключительно семейный бизнес, и никого со стороны мы в него не пускаем. Решения принимаем сами, сами же отвечаем за свои ошибки. Да и семьи бывают разные. У нас получилось необычайно удачное сочетание. Мы уже давно занимаемся бизнесом. Муж любит все охватить, анализировать. Он достаточно жесткий, резкий и занимается планированием, финансами, обустройством. Мне же всегда нравилось заниматься творчеством. Я не любила байерствовать, а свой бизнес иметь хотелось. Когда мы работали на других, то старались привнести что-то свое, проявляли инициативу, многое предлагали для большей эффективности. Нас не слушали, и это очень обидно. Мы чувствовали, что это уже не наш уровень, что мы можем сделать очень и очень много. И сделали. У нас развито чувство ответственности, и мы реально понимаем, что 200 человек  зависят от нас. Поэтому мы не можем расслабляться. Два равносильных коня в одной упряжке. Главное, не тянуть на себя. Я для себя решила, что есть босс, а я вторая, рядом, и всегда буду там, несмотря на все амбиции. Нельзя занимать место мужчины. Женщина может только влиять, но не управлять явно.

Б&K: А если мужчина очевидно для вас ошибается?

Л.К.: Надо дать ему понять, где он не прав, но не давить.  Подспудно и аккуратно объяснить. А он  должен все понять сам. У женщины есть еще одно сильное оружие: «я так хочу!». Не как сотрудник, а как жена. Имею право. Но это возможно крайне редко и по непринципиальным вопросам. Каждая женщина имеет свое оружие. Если мужчина создан управлять, пусть и занимается этим. А мелочи должны готовить для него сотрудники.

Б&K: Лариса, какой обратной связи от читателей вы ждете?

Л.К.: Что бы я хотела увидеть в глазах читателей? Пусть они по достоинству оценят наши усилия. Наша компания делает все возможное для успешного бизнеса своих партнеров и удовлетворения потребностей покупателей в красивой одежде. Хочу, чтобы и к нам подошли с открытым сердцем.

Б&K:  И оценили, кстати, пройденный вами путь. Нельзя назвать ни одной такой компании, которая бы с нуля за пять лет стала одним из лидеров на российском рынке.

Л.К.:  Просто клиент должен понять, что мы делаем все, чтобы понравиться потребителю. Мы приходим с таким классным предложением, что трудно устоять. Мы действительно лучшие. Хочется сказать нашим потенциальным партнерам, что вы будете по-другому жить и строить бизнес. Посмотрите, как мы готовим рекламный продукт, как эстетично и элегантно преподносим его, какие у нас каталоги, упаковка, наружная реклама! К тому же выпускаем буклеты-«помощники», где разъясняем, как помочь покупателю выбрать белье, что ему посоветовать, как общаться, как вести себя в магазине, когда появляется клиент, и что сделать, чтобы он купил наш товар. На каждом купальнике – инструкция, в которой все расписано до мелочей.
Мы не просто продаем товар, а создаем максимум удобства для клиента – приглашаем его в круг почитателей нашей марки, с нуля создаем образ и предлагаем проникнуться им. И здесь мы имеем успех, ведь человек тянется туда, где его любят. Стоит подчеркнуть, что наш товар очень дифференцированный. Мы учитываем нюансы как южных регионов, в которых предпочитают все скрывать, так и северных, где в фаворе открытый стиль. У нас специальные предложения для крупных женщин, создаются сложные и редкие купальники. Отдельная проблема – «полнотные» дети. Им вообще не уделяют внимания. Мы же подняли новый пласт – коллекция для детей, которые в свободное время занимаются в качестве хобби спортом, балетом, танцами. А эти ребята не только стройные. Кто их оденет? Так появилась коллекция «Арина-балерина». Мы все мамы. Бывает, что чего-то для своих детей не можем купить в магазинах, подмечаем эти потребности и стараемся заполнить пустующие ниши. Мы очень гибкие и приглашаем клиентов в наш круг как товарищей. Готовы и умеем слушать, так как сами побывали в положении, когда к нам не прислушивались.

Б&K: А как у вас дела в Европе? Вы же принимали участие в выставке в Лионе?

Л.К.: У нас там открыт офис. Пока мы еще не активны, ведь сначала нужно упрочить свое положение в России. В Европе наша продукция нравится, особенно детский ассортимент. На сверхконкурентном европейском рынке мы определяем и сверяем свой уровень.
Если говорить о тенденциях, то в этом отношении Россия – слабая страна. У нас два типа женщин. Первым важны функциональность и комфорт. Вторым – имидж и модность, картинка и лейблы, поэтому они тратят безумные деньги за посредственный товар. За имя. А посадка-то зачастую отвратительна.
Многие российские женщины не столь большегрудые, как им бы хотелось, и скорее стремятся так выглядеть. В купальниках, на их взгляд, должны быть узкие трусики и чашки в виде воздушно-масляных пушапов. Наша женщина топает по пляжу в шлепанцах на каблуках или босоножках со стразами, в тунике-фэшн, вся из себя. А в Европе не популярны купальники с чашками. Но там хочется рыдать, видя их невыразительные наряды. На российском рынке есть несколько классных марок купальников: Rebecca, Gideon Oberson, Sunflower, Magistral,  Amarea… Мы в их числе. При этом потеснили ряд компаний. Отвоевали, например, значительную часть рынка у Marc & Andre. Мы молодые, настойчивые и амбициозные. По ажурным колготкам ни у кого из конкурентов претензий нет – мы были первыми, и на нас не обратили внимания. Никто не ожидал, что мы так вырастем  – резко и дерзко войдем на рынок купальников, белья и носков! Это стало полной неожиданностью  для всех. Мы растем быстро, и хотелось бы, чтобы за нами успевали наши партнеры.

Б&K: Есть ли предел этому росту? Вы ставите для себя ограничения?

Л.К.: Мы еще не знаем предела. Это как ребенок. Растет и растет, а кто из него получится – неизвестно. Можем лишь предполагать. Нефтяным холдингом точно не станем. Мы стремимся быть подвижной и гибкой компанией.

 Б&K: С какими еще проблемами приходится сталкиваться?

Л.К.: Где нет проблем, так это в сегменте колготок  – здесь мы доки. Купальники тоже без вопросов. С бельем сложнее. Мы им занимаемся всего год. Не все устраивает, не все получается, но развиваемся интенсивно. Начав с трусов, уже перешли и к домашней одежде. Не все нам  нравится и в покупателях. Они боятся рисковать, смотреть по-новому на моду. А мы предлагаем и предлагаем новинки. Создали купальники и спортивную серию в одной стилистике, антисолнечные халаты для детей. Это же отличный товар. Однако его раскусили только в этом сезоне, а поначалу брать не хотели.
Мы понимаем, что с бельем нас никто не ждет. Мы должны пробиться сами. И подвинем конкурентов, и встанем на определенный уровень. Будем работать еще активнее, создавая яркие, нетривиальные вещи. Ведь мы преподносим не белье, а настроение и образ жизни.

Б&K: Эта последняя фраза созвучна с направленностью нашего журнала, поэтому, уверен, что мы и дальше будем активно сотрудничать и расширять перечень интересных и актуальных тем. Хочу пожелать, чтобы покупатели по достоинству оценили ваши усилия и компания Charmante встала в ряд международных брендов, заняв важное место на мировом рынке белья.

Беседу вел М. Уваров

№ 54 / 2017
апрель / май / июнь
Текущий номер журнала Белье и колготки

Смотреть online Смотреть online
Скачать полную версию номера Скачать PDF
Архив номеров


Подписаться на новости бельевой отрасли


Мы на Facebook


Тел.: +7 (495) 518-7016
Тел. / факс: +7 (495) 941-4004
E-mail:biko-info@mail.ru

Сделано в Arbeitsgruppe