Белье и колготки

Aeaaiay  
 
Главная Напишите нам
 



Интервью / Лариса Хорошая, дизайнер и владелец компании Lina A, Латвия

Лариса Хорошая, дизайнер и владелец компании Lina A, ЛатвияБ&К: Лариса, вы, уверен, читали в предыдущем номере «Б&К» рассказ ваших коллег об их пути в клуб дизайнеров. Ваш путь в бельевой бизнес был особенным или традиционным?

Л.Х.: Отвечая на этот вопрос, трудно не повториться. Мне кажется, что детство у всех женщин примерно одинаково. Сколько себя помню, я постоянно что-то вязала, вышивала, шила. Сначала для пупсиков, кукол, мишек, потом для себя и своей семьи. Вязать и вышивать меня научила бабушка, шить — мама. Мне не нравилось ходить в школу в форме, поэтому шила себе костюмы. Сама сшила себе платье на выпускной вечер и подвенечное платье. Еще во время учебы в школе по вечерам посещала курсы кройки и шитья по легкому платью, после школы — по мужскому костюму. А женским бельем занялась по двум причинам: во-первых, так сложилась жизнь, и, во-вторых, это было мне незнакомо и поэтому очень интересно.

Б&К: Лариса, многим девочкам нравится возиться с куклами и нарядами, но только единицы посвящают этому всю жизнь. Значит, должно присутствовать еще нечто. Понятно, что «так
сложилась жизнь», но кроме тяги к непознанному нужно, наверно, как минимум, благоприятное стечение обстоятельств. Пожалуйста, подробнее. Почему вы стали бельевым модельером? Извините за настойчивость, но наше интервью будут читать девушки, задумывающиеся о карьере
модельера. Им интересен опыт сложившихся дизайнеров.

Л.Х.: Я согласна, что многие девочки возятся с куклами, но и рисовать и петь тоже всех учат в школе. Но не для всех это становится призванием. Детские увлечения со временем или уходят навсегда, или переходят в другой разряд. Мне кажется, что все это на уровне подсознания. Если остался интерес, если получаешь от этого удовольствие, то есть смысл превратить это в профессию. Как я уже говорила, мне это нравилось всегда. На тот момент я уже занималась швейным делом. А так как в то время меня не все устраивало в том, что предлагалось на рынке белья, я решила попробовать воплотить свои мысли и желания в реальные изделия. Естественно, очень многому пришлось учиться. Но когда результат твоего труда востребован на рынке, то, конечно же, получаешь от этого огромное удовольствие и понимаешь, что занимаешься этим не зря, появляется стимул продолжать дальше.

Б&К: Теперь самый традиционный вопрос об источниках вашего вдохновения. Этот вопрос связан с внутренним миром и особенностями личности.

Л.Х.: Источник вдохновения — конечно же, образ. Причем происходит это по-разному. Иногда увидишь образец кружева или вышивки и чувствуешь — это твое. И как-то сразу приходят идеи, где и как это должно быть, как должно выглядеть. Иногда возникает образ конкретного изделия, и тогда подбираешь к нему материал. Толчком здесь может быть абсолютно все: и цвет, и рисунок, и материал, и образ. Поэтому стараюсь прислушиваться к своим чувствам и мыслям, чтобы понять, какие ассоциации вызывает конкретный образ. Если никакие — то это не мое. А если прозвенит
внутри звонок: «Как здорово! А если туда, а если вот так…», — тогда хватаюсь за эту мысль и стараюсь воплотить ее в реальность.

Б&К: Дизайнер выражает в своем творчестве себя и свой внутренний мир или улавливает что-то витающее вовне и оригинально воплощает эти намеки в реальные предметы?

Л.Х.: Я думаю, что и то, и другое. В любое изделие ты вкладываешь душу, частичку себя. Зачем делать то, что тебе не нравится. Как это потом предлагать покупателю? «Берите, берите, мне не нравится, но вам подойдет». Так на рынке не продержишься. Но не всегда то, что тебе нравится,
принимается на ура. Поэтому ищешь точку соприкосновения своего «я» и окружающего мира. Но еще раз повторяю: всегда должно присутствовать твое «я». Поэтому собственные модели я примеряю на себя: комфортно ли мне в них, чувствую ли я себя в них желанной женщиной. Если да, то я уверена, что обязательно найдется другая женщина, которая оценит их достоинства.

Б&К: Эстетическое восприятие изменчиво и обусловлено своей эпохой. Казавшееся прекрасным ранее далеко не всегда воспринимается таким в другие времена. Каково ваше мнение?

Л.Х.: Есть ценности приходящие и уходящие, а есть вечные. Вечные не подвластны времени — они востребованы всегда. Я так понимаю, что сейчас мы говорим о приходящих-уходящих. Конечно же, их надо учитывать. Но ведь «эпоха» подразумевает под собой общество личностей, живущих в определенный промежуток времени. И она многолика: есть новаторы, стремящиеся ко всему новому и отвергающие старое, есть консерваторы, хранящие старые устои, а есть се-
рединка, которая и старое принимает, и новым интересуется. И здесь восприятия перекликаются. Очень часто давно забытое старое становится вновь приобретенным новым, поэтому, мне кажется, все зависит от того, как преподнесена идея и насколько она своевременна.

Б&К: При выборе цветового решения, при создании различных оригинальных сочетаний вы основываетесь на господствующих и рекламируемых тенденциях или идете от собственного ощущения гармонии? Каков баланс личного и внешнего?

Л.Х.: Скорее всего, от собственного ощущения. Можно, конечно, ориентироваться на общие тенденции, но тогда утонешь в море таких, как я. И к тому же это все временно. Наступит завтра, и все хлынут в другое русло. Не знаю, наверно, так должно быть, но мне кажется это скучным. Поэтому приходится искать компромисс: если все шьют, к примеру, коричневое, я буду шить желтое с коричневым. И тенденции соблюдены, и присутствует своя изюминка.

Б&К: Каким вам видится «идеальный продукт»? Что это такое в понимании дизайнера?

Л.Х.: По моему мнению, идеального продукта для всех не существует. Все люди разные: со своим менталитетом, своим вкусом. Не могу даже представить, что может понравиться абсолютно всем. Для меня «идеальный продукт» — это то, что нравится мне, и если это еще кому-нибудь понравилось, значит, я молодец; если нет, то надо поработать над собой. Получается, я что-то не поняла, чего-то не знаю. Но я еще раз повторяю: это лишь мое мнение.

Б&К: Не могу согласиться. Лариса, как правило, всем, а не только дизайнерам нравятся собственные творения. И это естественно. Но есть вещи, вызывающие восхищение практически у всех. Даже у недругов. Так какими же чертами должно обладать произведение, чтобы вызывать такие чувства? Может, это и есть «идеальный» продукт? Мы ведь стремимся к идеалу, не представляя зачастую, как он выглядит. Давайте разбираться.

Л.Х.: Вот именно, не представляя, как он выглядит. А вы хотите, чтобы я вам перечислила все: параметры 90—60—90, золотая каемочка и т.д. Мне кажется, самое главное — вложить душу. Если человек носит черное, возможно, он никогда не наденет белое, и наоборот. Значит, цвет не подходит. Возьмем форму. Нельзя сказать, что приталенное — идеально, а балахон — нет. Здесь все зависит от строения индивидуума. Молодые люди, выросшие на Rockе, могут до конца остаться приверженцами своего течения, а могут и не остаться. Один человек может залюбоваться обыкновенной букашкой на поле, а другой, проходя мимо, просто наступит на нее. Мне кажется, если человек готов душой принять красоту, он ее найдет во всем, если — нет, то что бы ты ему ни говорил и ни показывал, ему на все будет наплевать. Ведь находятся же  мерзавцы, взрывающие храмы.

Б&К: Назовите теперь главные проблемы, с которыми вы сталкиваетесь. Как объективные, так и
субъективные.
Л.Х.: Главная проблема стара как мир: нехватка средств. Основное финансирование идет в производство, и это обоснованно. Там все отработано, все понятно, и есть определенный спрос.
А мечты и фантазии еще должны доказать свое право на жизнь. Еще одной проблемой является недостаточный выбор комплектующих. Нет новых предложений. Я знаю, что мне нужно, но не знаю, где это взять.

Б&К: Круг проблем вами очерчен. Это в основном средства и аксессуары. А люди? Отношения? Кто мешает? Впрочем, вы сами и руководите пред-приятием, поэтому некоторые вопросы просто не актуальны для вас. Но все же…

Л.Х.: Кто? Для меня вопрос немного странный. Никогда не «гонялась за ведьмами». Если есть проблема, стараюсь ее решить, а конкретного виновника пусть ищет тот, кому нечего делать.
А на вопрос «что», отвечу так: несвобода. Если на человека давить — он ничего не создаст. Нельзя в приказном порядке обязать выдать к вечеру что-то «на-гора». Нельзя ограничивать в выборе сырья, нельзя вообще ни в чем ограничивать. В противном случае получится, как в песне: «Я тебя слепила из того, что было».

Б&К: Секрет вашего успеха. Каков он? Я знаю, что вашему предприятию катастрофически не хватает рабочих рук. Вы могли бы значительно увеличить выпуск продукции. Из предыдущего ответа следует, что рецепт — это свобода и средства. Этим ограничитесь?

Л.Х.: Ну, до успеха нам еще очень далеко. Есть маленькие победы, которые очень радуют. Но я уверена: если быть самим собой, то единомышленники и почитатели всегда найдутся. Да, проблема кадров оказывает большое влияние на процесс. Но все проблемы решаемы, если ими заниматься регулярно и тщательно. Не все получается так быстро, как хотелось бы. Не всегда «профессионал» соответствует тем требованиям, которые мы предъявляем к работникам. Иногда легче выучить изначально, чем переучивать. Много приходят случайных людей, которые считают:
«Что там особенного, всем дома приходится что-нибудь шить». Такие уходят. Но те, кто остаются, — как «жемчужинки». Я в них уверена на 90%. 10% оставляю на человеческий фактор. Но еще раз повторяю: все проблемы решаемы.

Б&К: Лариса, что значит быть самим собой? Самим собой бывает и серенькая незаметная фигура, не хочу называть слово «личность». Каким нужно быть, чтобы появились почитатели? Мне кажется, что без особого труда здесь не обойтись.

Л.Х.: Я с вами не согласна. Серенькая незаметная фигура может быть только «сама в себе». Человек закрылся в своей раковине, стал незаметным, чтобы не трогали. Хотя, я думаю, такие люди внутренне очень сильные. Не у каждого хватит духа в людском море обречь себя на одиночество. И это их сознательный выбор. По каким причинам это произошло — отдельный разговор. Возможно, человека не поняли, или не посчитали нужным даже попытаться понять, или он сам не захотел кому-то что-то доказывать. Есть хорошая поговорка: «Не все то золото, что блестит». Не всегда яркая одежда говорит об интересном внутреннем мире. И наоборот. Что касается «быть самим собой», я думаю — это придерживаться своих внутренних принципов, иметь свое собственное мнение и не бояться его высказывать, не поддаваться чужому влиянию, не имея твердой уверенности, что это правильно. Но это не значит, что чужое мнение для меня не существует. Только в спорах рождается уверенность в правильности или ошибочности убеждений.
А иначе это все только эмоции: «нравится, не нравится». Вообще, слово «нравится», мне кажется,
здесь не подходит. Когда, к примеру, художник рисует картину, он не думает: «Нарисую так или этак, чтобы публике понравиться». Он просто пишет то, что у него в душе, как он видит. А зритель сам определяет, близко это ему или нет. Так и мы делаем то, что нам нравится, в надежде, что это оценят.

Б&К: Каким вам видится будущее? Во-первых, свое. Во-вторых, торговой марки. В-третьих, нашей отрасли. Дайте волю своей фантазии.

Л.Х.: Так как первое и второе для меня неразделимы, то и ответ будет один: будущее будет таким, каким оно будет. От нас же требуются труд, терпение, уверенность в себе, целеустремленность и обязательно стремление к самообразованию. И тогда, я думаю, мы получим именно то, к чему стремились.

Б&К: Вот-вот! А к чему стремитесь? Это материальное благополучие, реализация творческих порывов, что-то еще? Обрисуйте вожделенное будущее. Или «конечная цель ничто, движение — все»?

Л.Х.: Если говорить обо мне конкретно, то, конечно же, материальное благополучие играет здесь не последнюю роль. И я считаю это вполне нормальным. Если мозги свободны от мысли, где заработать кусок хлеба для детей, то есть время и возможность реализовывать творческие порывы. А что касается торговой марки, то я бы не хотела увидеть конечную цель. Значит, дальше пустота. Нет, меня это не устраивает, зачем тогда надо было все это начинать. Только вперед.

Б&К: Какие условия в компании для вас были бы идеальными для творчества? И что могли бы тогда создать?

Л.Х.: Идеальные условия — это когда много времени. Когда мысль, пришедшую в данный момент, не записываешь «на память», а проверяешь сразу же на практике. Только вот планировать вдохновение не получается, все происходит спонтанно. Тогда все бросаю, и «меня нет». А в остальное время занимаюсь рутиной.

Б&К: А кто определяет у вас ассортиментную политику фирмы? Кто решает, что увидят покупатели?

Л.Х.: Я бы хотела производить все, что задумано и выстрадано. Но не все так просто. Все решается на общем совете. Но иногда — если уверена на все сто — приходится брать ответственность на себя. Являюсь ли я основным звеном? Нет. Всегда стремилась создать команду, где каждый может заменить партнера. Все мы живые люди, можем заболеть, уйти в
отпуск и т.д. Общее дело не должно останавливаться, механизм должен двигаться дальше.

Б&К: Жизнь не стоит на месте. Ежедневно сваливается масса необходимой информации. Что предпринимаете, чтобы идти в ногу со временем?

Л.Х.: Читаю все, что попадается под руку, все, что связано с моей работой. В своей компании я совмещаю несколько должностей, поэтому приходится изучать и психологию, и экономику, и законы (что очень важно).

Б&К: Хорошо, вы много читаете. Но насколько глубоко разбираетесь вматериалах, колористике, психологии? И насколько это нужно для успешной творческой работы? Вот, например, вы увидели новое кружево. Можете сразу определить его качество, соответствие тенденциям?

Л.Х.: Я только на пути к познанию. Я не могу назвать себя специалистом, потому что, считаю, еще слишком мало знаю. Что касается материалов, то мы стараемся работать с фирмами, зарекомендовавшими себя на рынке сырья. В основном сырье закупается на ООО «Lauma». И мы им доверяем. Что касается колористики, из моего пусть небольшого, но все же опыта я сделала вывод, что практически каждая крупная фирма выставляет на сезон свое видение цветов, иногда они перекликаются, а бывают и очень экстравагантные сочетания. Из всего разнообразия выбираешь то, что подходит тебе, что ты можешь назвать своим. А «Психология», по моему мнению, вообще должна быть настольной книгой каждого руководителя. Ведь оттого, насколько глубоко ты узнал каждого работника, сумел выделить его положительные черты, будет зависеть
микроклимат в коллективе, и, как следствие, это повлияет в целом на успех фирмы. Что касается вашего вопроса по поводу кружева, то опять же повторюсь: через внутренние ощущения — твое это или нет. И потом, естественно, ищешь сравнения с мировыми тенденциями. Ну а вопрос качества даже не обсуждается — мы работаем только с качественной продукцией

Б&К: Ограничиваются ли ваши интересы только прямыми обязанностями? Смежные дисциплины не интересуют?

Л.Х.: На производстве, по моему мнению, нет смежных дисциплин. Все, что влияет на процесс, все, от чего зависит производство, — является основным. И моя задача — либо самой решать вопросы, либо найти того, кто это сделает.

Б&К: Создать что-то оригинальное непросто. А вот испортить легко. Вас устраивает, как преподносится продукция? Рекламный материал, упаковка? Не обесценивает ли это ваши старания?

Л.Х.: Так как я тоже участвую в процессе разработки всех рекламных материалов, то мне трудно ответить однозначно. Если «нет», то грош цена нашей работе. Но и «да» не могу сказать. Постоянно в поиске.

Б&К: Следите ли вы за работой коллег? Видите ли у них недостатки?

Л.Х.: За работой коллег, конечно же, стараюсь наблюдать по мере доступности информации. Чужой опыт очень полезен. Это позволяет сравнивать свои и чужие результаты, не повторять ошибок. Но и успех рассматриваю только как положительный пример. Копирование моделей не
признаю, просто не понимаю, зачем это надо. В каждой модели есть что-то свое. Свой секрет,
своя изюминка, которую не повторить.

Б&К: Как вы относитесь к конкуренции? Не боитесь заимствования ваших идей?

Л.Х.: Конкуренция заставляет держаться всегда в тонусе, не расслабляться. Что касается кражи идей. Надо разобраться, что это такое. В основном все новое черпается извне, у других. Выставки для того и существуют, чтобы показать, поделиться тем, что у тебя есть. Если боишься кражи, тогда закройся в своей квартире, в своем маленьком мире и твори для себя любимого. Если твои идеи кого-то заставили остановиться и посмотреть, значит, в них что-то есть. Возможно, твоя идея подталкивает на что-то интересное, новое. Тогда это уже будет совсем другая мысль. Ну а если у кого-то совсем плохо со своими идеями, тогда пусть попробуют догнать. Успеха им. Мне кажется, это и является признанием достоинств. Плохое не привлекает внимание, оно никому неинтересно.

Б&К: Если ваша продукция привлекает внимание, интересна покупателям, то не хотелось бы передать это творческое умение ученикам, последователям? Ведь дело должно развиваться, наполняться новым содержанием, рассматриваться с других точек зрения, чтобы не закостенеть.
Хотели бы иметь учеников и передавать им свой опыт? Могли бы радоваться их успехам?

Л.Х.: Мне еще рано думать об учениках — слишком мало знаний. На сегодняшний момент мне нужны помощники-единомышленники, и мне повезло, что они у меня есть. Мы мыслим параллельно, дополняя друг друга. Учимся друг у друга. Каждый вносит что-то свое. Большую помощь мне оказывает наш технолог Санта Вилинска. Придумать можно все что угодно, а воплотить это в жизнь — задача не из легких. Долгие годы мы сотрудничаем с великолепным знатоком своего дела модельером-конструктором Наталией Саутиной. Не всегда получается так, как сложилось в голове, и только благодаря долгому и кропотливому труду удается получить результат, который ждешь. А преемственность должна быть обязательно. Как только накопится достаточный багаж знаний, его надо обязательно передавать. Иначе быть не должно.

Б&К: Кого можно назвать действительно дизайнером? Что он должен делать, кем являться, чтобы называться этим словом? Должен ли он создавать что-то новое, которое затем появляется в регулярной продукции, или его задача выдавать идеи, предназначенные для других?

Л.Х.: Я не буду повторять про талант, чутье и т.д. Все, несомненно, должно присутствовать. Но мне еще кажется, что дизайнер — тот, кто не боится под любым своим творением поставить подпись. Не всегда то, что нравится тебе, вызывает интерес у покупателей. Но это твои мысли, ты абсолютно уверен, что это должно быть именно так. И если ты не боишься быть освистанным — тогда ты дизайнер (это мое мнение, не претендую на взаимность).

Б&К: Посмотрим на следующую ситуацию: на рынке более 700 торговых марок. У каждой свой создатель, автор или коллектив авторов. Как выделиться в этой массе? Ясно, что уровень продукции абсолютно разный. Но ведь ее создают конкретные люди. Вот и идет борьба между ними, а не между марками. Насколько сильны и креативны дизайнеры – настолько и конкурентна продукция. Мы должны сделать оговорку, что подразумевается безусловное качество работы конструктора, так как отвратительная посадка убьет любой дизайн. Вы согласны с такой постановкой вопроса? Конструкция обеспечивает основу, на которой и развертывается настоящая
борьба! Ваше мнение.

Л.Х.: Я соглашусь с вами, если речь идет, к примеру, о дизайнерском бюро. Да, там дизайнер — вольная птица, он свободно проявляет свой талант, свою фантазию. И оттого, насколько он силен и креативен, будет зависеть востребованность его идей на рынке. Дизайнеру на производстве намного сложнее. Он уже не продает свои идеи, а предлагает их конкретному «худсовету». Вот здесь и начинается, мне кажется, самое сложное: надо доказать, что твои идеи жизнеспособны и востребованы. И прав на ошибку тебе никто не дает. А если «худсовет» слабый и, кроме черно-бело-бежевой классики, его ничто не интересует? Тогда никакие знания по материаловедению, колористике, психологии и т.д. не помогут. Поэтому, мне кажется, сильный дизайнер — это, конечно, 80% успеха, но если говорить о производстве, то вся команда (я имею в виду тех, кто решает судьбу каждой модели) должна быть сильной, уметь предугадывать потребности и вкусы покупателей.

Б&К: Нужна ли модельерам площадка для выражения творческих порывов?

Л.Х.: Обязательно. И, наверно, в первую очередь для себя, чтобы понять, на что ты еще способен. И если тебе удается уловить связь между миром и своим «я», то, наверное, окружающие тогда оценят тебя по достоинству.

Б&К: Чем отличается дизайнер и владелец компании в одном лице от наемного работника даже высокой квалификации? Какие особенности накладывает такое сочетание?

Л.Х.: Есть одно очень хорошее слово — «свобода». Ты не зажат в рамках своих обязанностей. У нас тоже бывают моменты полного непонимания с менеджером по продаже. На все доводы
слышишь один ответ: «На рынке это не поймут». В этой ситуации я могу ответственность взять на себя. Но и в случае неудачи винить некого, все убытки несешь сама.

Б&К: Лариса, ваша мечта?

Л.Х.: Мечта у меня одна: увидеть светлое будущее (понимайте, как хотите). Это, конечно, шутка, а если серьезно, хотелось бы, чтобы то, что мы сейчас создаем, росло, развивалось и процветало, чтобы всегда с нами параллельно шли наши единомышленники и поклонники. Может быть, смело, но это же мечта, а она должна быть смелой.

Б&К: Лариса, спасибо за содержательную беседу. Удачи вам и процветания!

№ 54 / 2017
апрель / май / июнь
Текущий номер журнала Белье и колготки

Смотреть online Смотреть online
Скачать полную версию номера Скачать PDF
Архив номеров


Подписаться на новости бельевой отрасли


Мы на Facebook


Тел.: +7 (495) 518-7016
Тел. / факс: +7 (495) 941-4004
E-mail:biko-info@mail.ru

Сделано в Arbeitsgruppe