Белье и колготки

Aeaaiay  
 
Главная Напишите нам
 



Интервью / Лиене Рийкуре, дизайнер компании «ROSME»

Лиене Рийкуре, дизайнер компании «ROSME»Б&К. Лиене, как вы думаете, нужно ли специальное образование, чтобы заниматься дизайном белья? И каково ваше образование, где учились?

Л.Р.: Окончила рижскую среднюю школу прикладного искусства и Латвийскую академию художеств, отделение дизайна моды. Насколько мне известно, только во Франции в одной из художественных школ в программу обучения включен курс женского нижнего белья. Лучшие работы этого курса обычно можно увидеть на крупных международных выставках в Лионе и Париже. Думаю, что такое образование, безусловно, может помочь человеку, который решил заниматься производством белья.

Б&К. Вы же не сразу, наверное, поняли, что хотите заниматься дизайном именно нижнего белья. Когда вы вообще ощутили тягу к занятию творчеством?

Л.Р.: Уже в школе заметила, что рисование дается мне легче, чем другим детям. Окончив основную школу, ясно понимала, что свою жизнь хочу связать с творческой профессией. Поэтому поступила в школу прикладного искусства на отделение моделирования трикотажа, а потом изучала дизайн моды в Академии художеств. После окончания академии получила предложение работать на «Росме». Согласилась и не жалею.

Б&К. Что вам дало обучение в академии? Это практические навыки или абстрактные знания, не используемые в дальнейшем?

Л.Р.: Высшая школа играет большую роль в формировании личности. Она направляет мышление в определенное русло, скажем, медицину или искусство и т.п., а также дает общее представление о жизненных ценностях. Обучение в Академии художеств означает приобретение знаний в истории искусства, культуры, религии, а также приобретение навыков в рисовании, написании картин, основах композиции. Наибольший интерес представляли разговоры с преподавателями, которые одновременно и художники, уже вошедшие, по крайней мере, в историю латвийского искусства.

Б&К. Как вас заметила компания «Росме»? Должны же были где-то увидеть ваши работы? Как вас нашли, в конце концов?

Л.Р.: Меня нашли в академии: в год ее окончания мне предложили попробовать себя в области женского нижнего белья, то есть на «Росме».

Б&К. Что дает толчок для творчества? Фактура материала, цвет,
рисунок, ассоциации? Вы сразу видите возможности, глядя на образец того или иного пока еще сырья? Для вас это еще «вещь в себе» или готовый образ? Что первично – идея или материя? От чего отталкиваетесь?

Л.Р.: У меня все обычно начинается с материала и ассоциаций. Хочется реализовать прочувствованный образ. На производстве это сложно сделать, так как изделие должно быть технологичным и комфортабельным. Чаще получается, что есть идея и нужно искать материал для ее реализации. Это относится именно к комфортным и функциональным изделиям. Моя роль как дизайнера в том, чтобы все это вместе хорошо выглядело. Если бы я делала только то, что мне хочется как художнику, это были бы модные коллекции только на один сезон, предназначенные в основном для маленьких и средних размеров, однако этого я себе позволить не могу.

Б&К. Лиене, так как вы занимались и верхней одеждой, то можете ли рассказать об особенностях в подходе к дизайну нижнего белья?

Л.Р.: Нужно отказаться от многих вещей, таких как фактура, рельефные поверхности, большие поля цветов, орнаменты, которые подходят для верхней одежды. В женском белье изюминка обычно скрывается в мелочах, видимых с небольшого расстояния. Необходимо учитывать разного рода нюансы, ибо самое главное в том, чтобы носить белье было удобно и приятно. И все же даже в этой области есть модные тенденции и сезонные коллекции. Сегодня как будто нет стиля или цвета, которые не были бы модными, но это не означает, что я, к примеру, могу взять женское белье 20–30-х годов и предлагать его сейчас. В то же время у меня есть все возможности, если появится желание, сделать коллекцию из модных материалов, ассоциирующихся с элегантностью 30-х.

Б&К. Дизайнер выражает в своем творчестве себя и свой внутренний мир или улавливает что-то витающее вовне и оригинально воплощает эти намеки в реальные предметы? Эстетическое восприятие изменчиво и обусловлено своей эпохой. Казавшееся прекрасным ранее далеко не всегда воспринимается таким в другие времена. Каково ваше мнение? При выборе цветового решения, при создании различных оригинальных сочетаний вы основываетесь на господствующих и рекламируемых тенденциях или идете от собственного ощущения гармонии? Каков баланс личного и внешнего?

Л.Р.: В пределах возможностей, безусловно, интересуюсь тенденциями моды, это моя ежедневная работа. Когда берусь за конкретную модель, пропускаю ее через себя, через свои чувства. Поэтому можно сказать, что всем моим работам присущ мой собственный стиль.
Нужно учесть, что я не занимаюсь созданием картин или другим видом изобразительного искусства, где создатели могут отразить свой внутренний мир. Поняла, что создание белья — это целая система, где все распланировано и систематизировано. Есть модные тенденции — их нужно изучать и учитывать, если хочешь, чтобы твой продукт был кому-то нужен. Есть желания покупателей — их также следует брать во внимание. И, разумеется, есть мое личное отношение, которое я вкладываю в свою работу.

Б&К. Каким вам видится «идеальный продукт»? Что это такое в понимании дизайнера?

Л.Р.: Идеальное изделие — то, которое хотят приобрести множество людей, покупают и с удовольствием носят.

Б&К. Но ведь покупают и с удовольствием носят всякую безвкусицу! Это массовое явление. И идеальным назвать такой продукт язык не поворачивается. Может, под этим понятием кроется нечто иное? Давайте порассуждаем на эту тему. Почему-то этот вопрос все дизайнеры старательно обходят. А может, в нем кроется разгадка успеха?

Л.Р.: Я здесь не имею в виду копии, которые, может быть, очень хорошо продаются. Любые производители скажут, что хороший продукт должен быть коммерчески удачным. Кроме того, это не существует само по себе, а приходит вместе с брендом. В идеальном случае хороший продукт запатентован и ни у кого нет прав его подделывать.

Б&К. Кто или что является «врагом» дизайнера?

Л.Р.: Враги дизайнера на производстве — это рутина и работы технического характера, из-за которых остается меньше времени для творчества и которые, в принципе, можно поручить конструктору.

Б&К. Если можно поручить, то почему типичной является ситуация, когда дизайнеры все как один поднимают этот вопрос как одну из основных проблем?

Л.Р.: Это означает, что во многих местах нет правильного разделения обязанностей. Во время посещения французских и итальянских производителей кружев МЫ их спросили как раз об этом разделении работ. Они ответили, что дизайнер занимается рисованием кружев, что означает поиск темы, мотива, цветов, пропорций. Когда рисунок готов, он передает его конструктору, который разделяет его на клеточки, считает количество проколов и т.д. Несомненно, это логичное распределение вещей.

Б&К. Ваш рецепт успеха. Каков он?

Л.Р.: В моем случае это только работа и благословение Божье, о котором молюсь ежедневно.

Б&К. Благословенье, безусловно, важно, как и ежедневный труд. Тогда несколько по-иному поставлю вопрос. Нужно ли быть яркой многосторонней личностью, чтобы добиться успеха, или дизайнер с ограниченным кругозором способен создавать великолепные коллекции? По крайней мере, в последнее время дизайнеры создают линии, имеющие тематические названия, предполагающие некоторое представление об их сущности. А это невозможно без хотя бы беглого знакомства с историей и культурой различных народов. Как вы думаете?

Л.Р.:. Успехов можно добиться тогда, когда есть Богом данный талант, а человек работает и развивает его. Работать нужно много, ибо талант без труда — это ничто. А еще для успеха нужна удача.

Б&К. Каким вы видите будущее? Во-первых, свое. Во-вторых, торговой марки. В-третьих, нашей отрасли. Дайте волю своей фантазии.

Л.Р.: Думаю, что сфера нижнего белья очень перспективна. Не чувствую в себе никакого пророческого дара, но думаю, что будущее будет блестящим, ибо эта отрасль перспективна.

Б&К. Какие изменения произошли в последнее время в бельевой моде? Ваши тонкие
наблюдения.

Л.Р.: Вспоминаю, что, когда начала работать на «Росме» в конце 1999 года, в основном использовались белые, черные и бежевые материалы. Цветное белье казалось ненужной роскошью. Только в западных журналах модного белья можно было увидеть такие экстремальные вещи, как интересные стильные фотографии, на которых модель в нижнем белье воспринималась как убедительный образ. Если раньше белье было в основном функциональным, то сегодня это нечто большее, оно сливается с верхней одеждой. Нельзя не упомянуть и стремительное развитие технологий. На мой взгляд, наибольшее достижение — это бюстгальтер без единого шва, внешне напоминающий форменное литье. Он как бы обеспечивает безупречную форму груди под облегающей одеждой.

Б&К. Кого вы знаете из западных модельеров и как их оцениваете? Можете сопоставить их и свой уровень? Могут ли наши дизайнеры составить им конкуренцию?

Л.Р.:  Еще в самом начале, когда только начала работать с бельем, обратила внимание на таких художников, как Chantal Thomass и Vanina Vesperini, которые отличаются от других брендов своим, только им присущим, способом самовыражения. Представляет интерес и деятельность Agent Provocateur в области женского белья. Могу ли я сравнивать их уровень со своим? Наверно, лишь только в том случае, если бы у меня был свой товарный знак. Думаю, что нужно быть очень яркой и сильной личностью, которая хочет реализовать свою идею, кроме того, важен и фактор удачи.

Б&К. А согласились бы вы поработать в известной западной компании, и если да, то почему?

Л.Р.: Конечно, согласилась бы, хотя бы ради приобретения опыта.

Б&К. Какого опыта? Творчеству ведь невозможно научить?

Л.Р.: Как я уже сказала: можно быть безмерно талантливым, но если не учиться и не работать, никто об этом и не узнает.

Б&К. Что можно создать нового в белье? И где наиболее широкое поле для творчества? В корсетке? Предпостельном белье? Пляжной моде?

Л.Р.: Я теперь пробую себя в области купальных костюмов, которая раньше мне была неизвестна. Так что уверена: учиться и создавать что-то новое можно еще и еще. Работая с бельем ежедневно, я бесконечно учусь.

Б&К. Каков Ваш творческий потенциал? С какими материалами хотелось бы поработать? Как часто создаете коллекции не для производства, то есть практически работаете «в стол»?

Л.Р.: Одно из ярчайших мероприятий, для которых создавала костюмы, — это кабаре (развлекательное музыкальное шоу), которое происходит раз в году в Риге. Насчет потенциала не знаю, но знаю, что заставляет меня каждый день приходить на работу: мне просто хочется работать с новыми материалами и максимально реализовывать свои замыслы. Мне нравится моя работа.

Б&К. Какие условия в компании для вас были бы идеальными для творчества? И что могли бы тогда создать? Насколько вы влияете на ассортиментную политику фирмы? Можно ли сказать, что вы — основное звено?

Л.Р.: Если хочу, могу высказать свое мнение, но окончательное решение принимает правление предприятия.

Б&К. Высказать можете, а отстоять? Кому, как не вам, ориентироваться в моде и тенденциях? Если вы профессиональны, то убедительны. Разве не так?

Л.Р.: Здесь опять нужно учесть один аспект: «Росме» — не моя частная фирма, а я не деспот. Как дизайнер я предлагаю свои идеи, иногда приходится и просвещать кого-то, рассказывать о новых направлениях моды. У клиентов «Росме» всегда есть какие-то свои желания, которые надо выполнять. Иногда приходится искать компромисс и я не могу реализовать свою идею так, как хотелось бы. Хотя, по-моему, являюсь профессионалом.

Б&К. Что изучаете, чтобы совершенствоваться? Насколько глубоко разбираетесь в материалах, колористике, психологии? Насколько это нужно для успешной творческой работы?

Л.Р.: Поймала себя на мысли: всегда, когда в газете или журнале пишут о белье, это первое, что я читаю. И в магазинах, хотя и так целый день вижу перед собой бюстгальтеры, всегда захожу в секцию нижнего белья. Больше всего моему творческому росту способствует посещение международных выставок во Франции, проходящих два раза в год. Большая удача, если появляется возможность увидеть какой-нибудь старинный оригинальный корсет на выставке или в музее.
По существу, моя работа — это смотреть и щупать материалы. В то же время меня интересует и информация с описанием свойств материалов.

Б&К. А какой информации недостает дизайнерам? Что бы вы хотели узнать? Может быть, мы поможем в поиске ответов на такие вопросы? Это и нам интересно.

Л.Р.: Мне интересна информация о макротрендах. Моду создают не только дизайнеры, но и потребители. Это социально-культурный феномен, который отражает сегодняшнее время. Популярные бренды призывают потребителя к яркой выразительной самоидентичности, где мода — это отражение образа жизни. Поэтому на выставках и презентациях не бывает просто голого кружева. Оно лежит на столе вместе с другими кружевами под названием, скажем, «Ангел», что создает соответствующие ассоциации о белье и о женщине, которая могла бы его носить.

Б&К. Создать что-то оригинальное непросто. А вот испортить легко. Вас устраивает, как преподносится продукция? Рекламный материал, упаковка? Не обесценивает ли это ваши старания?

Л.Р.: Представление или презентация играют большую роль. Начиная с элементарной упаковки, размещения на стендах и заканчивая страницей в интернете. Иногда приходится разочаровываться.

Б&К. Плюсы и минусы конкуренции. Не боитесь кражи идей?

Л.Р.: Когда узнала, что другие фирмы копируют мои авторские работы, в первый момент было неприятно. Через какое-то время стала воспринимать это как комплимент — значит, создала что-то удачное. Конечно, можно было бы судиться с этими копировальщиками. Вообще-то, это сложный вопрос.

Б&К. Хотели бы иметь учеников и передавать им свой опыт? Могли бы радоваться их успехам?

Л.Р.: На данном этапе жизни мне это не нужно, да и времени нет. Если мне лет в шестьдесят кто-нибудь предложит это, то — с удовольствием.

Б&К. Кого можно назвать действительно дизайнером? Что он должен делать, кем являться, чтобы называться этим словом. Должен ли он создавать что-то новое, которое затем появляется в регулярной продукции, или его задача выдавать идеи, предназначенные для других?

Л.Р.: Нельзя отделить одно от другого. Дизайнер оставляет, что остается, что производят еще и еще, также как в других ситуациях он может работать как генератор идей в глобальном масштабе. Насколько мне известно, западные дизайнеры разрабатывают проекты на будущее, привлекательно оформляют их визуально, а потом передают исполнителям, не занимаясь техническими проблемами. На мой взгляд, это достойно дизайнера.

Б&К. Остановимся на взаимоотношениях дизайнера и конструктора. Есть ли в них противоречия, и как их гармонично сочетать?

Л.Р.:. Дизайнер и конструктор практически работают как команда. Базовая идея и конструкция новой модели исходят от дизайнера. В случаях, когда нужно снять или добавить миллиметр, помогает конструктор, однако окончательный вариант принимает дизайнер. Дизайнеру нужно чувствовать конструкцию, но не нужно быть исполнителем своей идеи в технических вопросах. Каждый должен заниматься своим делом. Противоречий нет. По моим наблюдениям, хороший дизайнер не может быть очень хорошим конструктором, и наоборот. У каждого человека свой дар Божий. Дизайнер — больше чем художник и немножечко философ, который должен понять, откуда все приходит и куда идет. Под этим я подразумеваю моду, а конкретнее — отрасль белья. Давно было доказано, что мода как барометр. На нее влияют политика, войны, изменение общества в целом. Конструктору об этом думать не нужно. Для него главное — довести до конца конкретный бюстгальтер или трусы, что в действительности требует очень много времени, как и специальное образование и талант.

Б&К. Нужна ли модельерам площадка для самовыражения?

Л.Р.: Да, определенно нужна. С одной стороны, любое дополнительное занятие как будто отнимает время от непосредственной работы, в то же время это освобождает творческие силы, дает возможность посмотреть на свою ежедневную работу с другого ракурса.

Б&К. Как вам видится проект мероприятия, способного заинтересовать всех: и дизайнеров, и владельцев компаний, и руководителей производства, и потребителя, и общество в целом?

Л.Р.: Представляю себе это как появление имени «Росме» на различных общественных мероприятиях в качестве спонсора. По-моему, это может заинтересовать общество в целом.

Б&К. Не согласен с вами. Спонсорские мероприятия являются в нашей действительности лишь одним из рекламных ходов, способствующих росту продаж или созданию определенного имиджа компании. К творчеству и развитию моды эти мероприятия не имеют отношения. А я хочу узнать ваше мнение об акциях, которые могут раскрепощать творческую энергию и проходить с пользой для воспитания вкуса потребителя в сфере нижнего белья. Увидев красивые вещи, вряд ли захочется приобретать что-то невразумительное. Да?

Л.Р.: Если для всего этого нужно воспитывать вкус потребителя, то единственное, что приходит в голову, — это крупные международные выставки во Франции или что-то подобное. К сожалению, туда едут только профессионалы. Часто бывает, что предлагается продукт, а покупатель к нему еще не готов, ибо не информирован.

Б&К. Чем отличается дизайнер и владелец компании в одном лице от наемного работника даже высокой квалификации? Какие особенности накладывает такое сочетание?

Л.Р.: Если руководитель компании имеет соответствующее художественное образование и когда-либо выполнял работу дизайнера, то он может принимать окончательные решения и в творческих вопросах. Для производства же реального продукта необходим специалист.
По правде говоря, по-моему, невозможно объединить эти две работы. Слишком уж они разные. Достаточно, если руководитель знает о направлениях моды и у него хороший вкус. Остальное пусть остается в компетенции дизайнера.

№ 54 / 2017
апрель / май / июнь
Текущий номер журнала Белье и колготки

Смотреть online Смотреть online
Скачать полную версию номера Скачать PDF
Архив номеров


Подписаться на новости бельевой отрасли


Мы на Facebook


Тел.: +7 (495) 518-7016
Тел. / факс: +7 (495) 941-4004
E-mail:biko-info@mail.ru

Сделано в Arbeitsgruppe