Белье и колготки

Aeaaiay  
 
Главная Напишите нам
 



Статьи / Рынок белья состояние и перспективы

В №3(16)/2007 «Б&К» была предпринята попытка оценить объем российского рынка белья. По отзывам читателей, представленные цифры продаж не шокируют и не вызывают удивления – они реальны. Речь может идти лишь об уточнении некоторых данных по мере поступления дополнительной информации. Сегодня хотелось бы заострить внимание участников рынка на пока не очень явной проблеме – несоответствии возможностей основной массы российских компаний задачам, которые уже встают перед ними в процессе развития рынка. На определенном этапе им может просто не хватить ресурсов, как интеллектуальных, так и финансовых. Российский рынок достиг такой степени зрелости, что привлекает к себе крупных игроков с двух сторон: из Китая в лице поддерживаемых государством крупных производителей белья, и транснациональные корпорации, контролируемые американскими владельцами. Причем они ориентированы на массовый – нижний и средний – ценовой сегмент белья как самый быстрорастущий и перспективный. Китай осваивает вещевые рынки, а западный капитал – сети. Куда в этой ситуации податься отечественному производителю и оптовому звену?

RosmeХотелось бы уточнить, что же все-таки носят 100 млн российских граждан, которых нельзя отнести к среднему классу? Оглянемся вокруг. И что мы наблюдаем? Огромные волны ширпотреба из Китая захлестывают весь мир. Что-то оседает в магазинах и доходит до покупателя, что-то конфисковывается и опять-таки доставляется тому же адресату, что-то бесследно исчезает, но волны накатываются снова и снова, и все повторяется. Где бы мы ни были – везде можно встретить и игрушки, и сувениры, и аппаратуру, и одежду. Есть все. И все подделывается! Однако существуют вещи, которые подделать нельзя, так как разница будет настолько вопиющей, что бросится в глаза даже тем, кто их сознательно закрывает. Для детей – Lego, для почитателей хороших авто – Mercedes, для меломанов – Kenwood, в конце концов – Milavitsa для российских женщин.

Каждый покупатель делает у прилавка свой выбор. Покупая у неведомо кого по низкой цене, рискуешь приобрести весьма сомнительный товар. Если же желаешь приобретать действительно классный товар, уважая себя и торговую марку, – обращаешься в компании и магазины, у которых есть репутация, причем хорошая. В связи с этим актуальным становится доверие к продавцу. У того, кто любит свое дело и покупателя, товар не может быть плохим. Вот почему особенно важно внимание к каналам дистрибуции, к мелочам и деталям в организации продаж: как оформлен магазин, как выглядит персонал, насколько приятна атмосфера. Если все сделано с любовью, чувствуется уважение к покупателю – такой продавец не станет рисковать своим имиджем ради сбыта случайного и некачественного товара.

InfinityМежду тем существует прекрасное хлопковое белье из Турции, Пакистана, Индии, Египта, Сирии, однако до российского рынка оно практически не доходит. Его можно приобрести только в самих этих странах. А в нашу страну завозится то, что удается купить подешевле. А кто завозит и куда поставляет? Это и есть канал распределения.

Как попадает в Россию китайский ширпотреб и кто этому содействует? Ответ очевиден: просто есть спрос, который удовлетворяется через рынки и неорганизованную торговлю. Бедность, базары, беспринципные бизнесмены, таможенная политика государства, продажность чиновников – это объективные условия существования теневого рынка нижнего белья. А с другой стороны – давление массового производства. Тысячи китайских предприятий, созданных почти мгновенно на деньги государства, проводят его же экономическую политику, завоевывая мир. Не беда, что качество очень низкое, – оно вырастет с помощью все тех же европейцев. И по мере овладения китайцами мастерством производства будет возрастать зависимость тех, кто вошел в Китай за дешевой рабочей силой. Если вначале условия диктовали варяги, то со временем их начнут устанавливать местные игроки. Важно понимать, что компании, пришедшие на китайский рынок как производственную площадку, – это обособленные единицы, пусть даже и очень крупные, между тем они имеют дело не с мелкими фабриками, как может показаться, а огромным и мощным государством, проводящим политику поддержки исключительно собственных производителей.

Bon Bon LingerieИтак, товар через порты России и Европы попадает в Москву во все больших количествах, несмотря на рост стоимости растаможки, которая для продукции из Китая по-прежнему почему-то в два раза ниже, нежели из других стран. И уже не только россияне занимаются этим прибыльным делом, но и сами китайцы, причем даже создают свои сети реализации, приобретая недвижимость, арендуя магазины и места в торговых центрах. Логистику они налаживают, издержки у них и так невысокие – и это позволит им сохранять самые низкие цены. Вместе с тем качество товара, продающегося под родными торговыми марками, не повысится, иначе это будут уже другие цены и другая конкуренция. Однако китайцы пойдут иным путем, скупая европейские бренды, используя европейских дизайнеров и конструкторов – как следствие, появятся и качество, и креатив, и достойная цена. Данная тенденция очевидна.

Отечественным производителям и торговле, в первую очередь оптовому звену, придется столкнуться с этой угрозой. Оно станет для них совершенно лишним. Поэтому уже сейчас, имея общего противника на рынке, оптовики и отечественные (плюс из ближнего зарубежья) производители должны налаживать контакты.

Китайцы создадут свои сети во всех сегментах рынка: от дешевого до элитного. У них такой менталитет: они самодостаточны, у них нет необходимости делиться прибылью с кем-либо чужим. Поэтому сети будут расставлены. Вопрос лишь в том, станут ли они доминировать или довольствоваться 35–40% рынка, что было бы вполне нормально и приемлемо: на долю российских компаний и фирм из ближнего зарубежья приходилось бы столько же. Однако Западная Европа и остальной мир остались бы с 20–30%, в то время как сейчас имеют 80%.

Существует теория невидимой руки рынка, якобы все расставляющей по своим местам. Это очень примитивная схема. Да, рынок развивается по определенным законам, но можно задавать определенные отправные точки, которые приведут в действие механизм и, следуя законам, доведут до нужного результата. Отсутствие или наличие, скажем, четкой таможенной политики государства – это разные начальные условия, приводящие к совершенно различным результатам в итоге действия одних и тех же рыночных сил.

Так можно ли что-либо противопоставить китайской экспансии? Думаю, можно, формируя свои цепочки дистрибуции совместно с российскими производителями и некоторыми компаниями из ближнего зарубежья (Латвии, Белоруссии, Украины, Польши). Ядром подобных образований способны быть лишь сильные региональные оптовые и оптово-розничные компании. Центрами «кристаллизации» могут стать Владивосток, Хабаровск, Иркутск, Красноярск, Новосибирск, Екатеринбург, Пермь, Самара, Ростов-на-Дону, Пятигорск, Санкт-Петербург и Москва. В этих регионах достаточно от двух-трех до пяти-шести крупных игроков, которые станут контролировать свой рынок и иметь обороты не по 4–10 млн, а по 70–120 млн евро в год! С такими компаниями уже невозможно не считаться как местным чиновникам, так и иностранным конкурентам, потому что они будут иметь совершенно другие финансовые возможности. Создание таких центров – путь спасения и указанных выше производителей, и российских оптовиков. Это путь укрупнения, и существует механизм его реализации. Хотя не все так просто: подавляющее большинство российских производителей совершенно не готовы сейчас идти по такому пути. Они считают себя более значимыми, нежели представители торговли, и работают на рынке чересчур самостоятельно в ущерб своему же будущему. Сейчас они «на коне», но что будет завтра? В лучшем случае успеют дешево продаться, в худшем – все у них отнимут даром, да еще и оставят в должниках. Лишь немногие понимают неизбежность принятия новой стратегии перед общей угрозой.

CorinСтоит подчеркнуть, что речь не идет о создании каких-либо формальных образований, ассоциаций – это путь в никуда. Между тем время идет. Пока мы копошимся с мизерными объемами, нас легко поглотят компании с миллиардными оборотами. У нас есть в запасе два-три года, однако важно, чтобы процесс пошел уже сегодня. На рынке может остаться 35–40 крупнейших компаний вместо нынешних нескольких тысяч мелких.

Так что же все-таки носят 100 млн российских граждан? Вот несколько цифр, полученных из различных источников, и информация, добытая при походе на Черкизовский рынок. (Ежедневно сюда приезжает около 1800 автобусов, рынок посещают более 150 тыс. челноков из регионов.)
Бродя целый день по торговым рядам, я насчитал примерно 5 тыс. точек – из 40 тыс. на рынке, – где продается чулочно-носочный и бельевой ассортимент. Аренда торгового места составляет от $5000 до $15 000 в месяц. Несложные подсчеты говорят о затратах порядка $600 млн в год только на аренду.

Оборот каждой точки – порядка $5000 в день. При работе рынка практически без выходных через все точки продается товара на $9 млрд. Правда, не все остается в России, а поставляется во все бывшие республики Союза, но и эта цифра впечатляет. И сколько у нас иных мест, через которые китайский товар попадает на прилавки? Похоже, что годовой объем продаж недорогого белья не 1 млрд евро, как я предполагал, а три-четыре.

Касаясь второго потенциального конкурента – сетевых гипермаркетов – можно предположить, что они будут занимать все более значительную долю рынка, при этом работать со своими традиционными поставщиками, а не с российскими компаниями. То, что сейчас в гипермаркетах много отечественных поставщиков, может оказаться лишь временным переложением рисков выхода на рынок на самих россиян. Существует и естественный предел роста таких сетей, когда они будут вынуждены конкурировать уже между собой за покупателя. Чем? Естественно, ценами. О комфорте и индивидуальном сервисе говорить не приходится – не тот формат. Что-либо заработать нашим поставщикам станет очень проблематично, а «головной боли» – предостаточно. О развитии можно будет забыть: гонка на выживание несовместима с планомерным совершенствованием производства и следованием современным тенденциям. Однако если производственная фирма станет специализироваться на работе с сетями, то такой бизнес может быть вполне успешным.

Подводя итоги статьи, еще раз хочу подчеркнуть: на мой взгляд, магистральный путь развития отечественного бельевого бизнеса – это укрупнение игроков на базе оптовых компаний, как региональных, так и московских. Для этого нужно просто чаще общаться с людьми, которые понимают рынок и хотят работать на нем долго и успешно. Приглашаю для обсуждения этой темы на стенд журнала на XXX Федеральной оптовой ярмарке в феврале и марте 2008 года.

М. Уваров


№ 55 / 2017
июль / август / сентябрь
Текущий номер журнала Белье и колготки

Смотреть online Смотреть online
Скачать полную версию номера Скачать PDF
Архив номеров


Подписаться на новости бельевой отрасли


Мы на Facebook


Тел.: +7 (495) 518-7016
Тел. / факс: +7 (495) 941-4004
E-mail:biko-info@mail.ru

Сделано в Arbeitsgruppe